Уход за тяжелобольными в Эстонии: кому и что полагается от государства?

Министерство социальных дел Эстонии разработало ряд мер, которые должны помочь тем, кто ухаживает за пожилым человеком с деменцией, тяжелобольным или ребенком с глубоким недостатком здоровья, пишет портал rus.delfi.ee со ссылкой на газету «МК-Эстония».

В ближайшие три года на их реализацию будет выделено 16 400 000 евро, и затронет это нововведение порядка 47 000 человек. Как же государство поможет тем, кто ухаживает за близкими, которые не могут в полной мере сами о себе заботиться? И как на эти планы отреагировали семьи, где есть человек, требующий круглосуточного ухода?

Официально это называется ”Меры по поддержке снижения нагрузки по уходу в 2018–2021 гг.” И министр социальной защиты Кайа Ива рапортовала, что планируется поддержать оказание услуги дневного и недельного ухода для людей с задержками психического развития и комплексным недугом, повысить качество и доступность услуг, предназначенных для пожилых с диагнозом деменции, опробовать систему координации первичного ухода, а также обеспечить дополнительный отпуск для работающих людей, ухаживающих за членом семьи с глубоким недостатком здоровья.

По данным недавно проведенного исследования, нагрузка по уходу за тяжелобольными близкими уже легла на 30 000 женщин и 17 000 мужчин. При этом 6% из них не работает или работает с частичной нагрузкой, потому что нет необходимых услуг, как, например, услуги по уходу. Другими словами, люди просто не могут выйти на работу, потому что требующего ухода и присмотра родственника просто не на кого оставить.

Критическая ситуация

”В условиях неуклонно стареющего населения Эстонии мы сталкиваемся и с тем, что часть работоспособных людей не могут совсем или могут лишь частично работать, поскольку они должны ухаживать за близкими, — говорит вице-канцлер Министерства социальных дел Райт Куузе. — И может оказаться так, что в связи с огромной нагрузкой, которая ложится на их плечи в связи с уходом за близкими, они сами вскоре могут вообще выпасть из числа работоспособных людей, поскольку превратятся в тех, кто сам уже нуждается в помощи”.

И это, как следует из анализа, станет слишком большим грузом для общества. Ведь и так ситуация непростая: пенсионеров становится все больше, а если еще и работоспособные люди будут неспособны работать из-за огромной нагрузки, которая легла на них в связи с болезнью близкого человека или несчастного случая, так вообще государству и социальной системе придется совсем туго.

Поэтому в Министерстве социальных дел и решили: нужно помочь таким людям и поддержать их в сложной ситуации. Чтобы местные самоуправления могли взять, так сказать, часть нагрузки на себя.

”С одной стороны, продолжительность жизни растет, — говорит Райт Куузе. — Качество медицинской помощи стало лучше, и люди теперь живут дольше. Это не кризис, это нормально для Европы. Но с другой стороны — падает рождаемость, количество детей на одну женщину — в среднем меньше 2,1. А именно столько необходимо для положительного прироста населения”.

К тому же неуклонно растет и количество людей с недугом (по-эстонски puue, то есть, как их раньше называли, инвалидов). Если в 2010 году их было 9% от населения, то в 2017 году уже 11,4%. То есть их уже порядка 150 000 человек.

”Конечно, не все из них, но многие нуждаются в помощи в той или иной степени, — констатирует Райт Куузе. — Примерно половина из людей с недугом — пенсионеры. И около 75 000 человек — люди трудоспособного возраста”.

В итоге совокупность этих факторов и создает ситуацию, что многие пожилые люди в силу возраста или болезней нуждаются в уходе. И еще 75 000 человек трудоспособного возраста — тоже уже с недугом той или иной степени и тоже зачастую нуждаются в уходе и присмотре.
Кто же за ними ухаживает? Как правило, близкие. И хорошо еще если состояние человека не настолько тяжелое, чтобы нужно было бы находиться с ним круглосуточно. А если да — то человек оказывается в непростом положении: на работу не выйти, а пособие по уходу — 40 евро в месяц. И, как говорится, ни в чем себе не отказывайте!

Меры помощи

”Люди все больше нуждаются в социальных услугах, — констатирует Райт Куузе. — И цель местного самоуправления — обеспечить их на таком уровне, чтобы человек как можно дольше жил у себя дома”.
При этом, по оценке министерства, подобные услуги в местных самоуправлениях развиты далеко не всегда. И людей слишком часто и не всегда обоснованно отправляют в дома по уходу или другие специализированные учреждения.

”А к этой мере нужно прибегать только в том случае, когда даже при наличии специализированных услуг на дому человек уже не может жить у себя и очень нуждается в помощи”, — считают в Министерстве социальных дел.

Например, если у пожилого человека деменция, то его близкие не могут спокойно ходить на работу. Зачастую они постоянно волнуются — не поджег ли он случайно квартиру? Не натворил ли других каких-то дел?

Все ли там нормально?

Или у близкого — рак. За считанные дни ситуация может резко измениться, и человек может стать лежачим больным, требующим круглосуточного ухода.

”Когда нагрузка по уходу за близкими растет, люди зачастую уже не могут сами с этой проблемой справиться, — говорит Райт Куузе. — Слишком много проблем на плечах этих людей и их родственников. Поэтому министерство и взялось им помочь, и в последнее время мы много думаем, как это сделать”.

Например, тем, у кого дома тяжелобольной человек, требующий круглосуточного ухода, хотят предложить услугу дневного или недельного центра.

”То есть утром будет приезжать человек, забирать вашего близкого в этот центр, где за ним будут присматривать, и вечером привозить вам обратно, — описывает Райт Куузе то, как будет предположительно выглядеть эта услуга. — Это можно сравнить с тем, как маленького ребенка отдают в садик, чтобы родители могли работать”.

На это государство в ближайшие три года выделит 8 600 000 евро. И подобная услуга будет оказываться тем, кто ухаживает за близкими трудоспособного возраста с комплексным недугом или психическими отклонениями. Это коснется порядка 700 человек, которые сейчас или в специализированых учреждениях, или же дома со своими близкими, которые за ними круглосуточно ухаживают.

”Еще одна целевая группа — люди с деменцией, — перечисляет Райт Куузе. — Это не психиатрическая болезнь, она развивается с возрастом, и у нее есть несколько стадий. Однако проблема заключается в том, что далеко не всегда для сложных случаев у специалистов, занимающихся такими клиентами, хватает компетенции. Даже в домах престарелых зачастую нет условий для очень крайних случаев деменции, и это проблема”.

Поэтому будут создавать центр консультирования для тех, кто ухаживает за людьми с деменцией. Будут развивать дополнительные услуги и обучать людей, как себя вести с теми, кто болен деменцией. И на это будет выделено 4 млн евро.

По данным Института развития здоровья, каждый год психиатры консультируют порядка 2000 людей с деменцией. И каждый год выявляется 500 новых случаев заболевания. В 2016 году их было вообще более 700!

Еще одна услуга, которую предложат: тем людям, которые ухаживают за близкими (обычно это несовершеннолетние с глубоким недугом), и при этом еще и работают, будут полагаться до 5 дней дополнительного оплачиваемого отпуска. Это затронет порядка 11 000 человек, и на это государство выделит еще 3,2 млн евро.

И еще 0,6 млн евро будет выделено на создание централизованной системы информации для тех, кто ухаживает за тяжелобольными близкими.
”Например, произошел несчастный случай, в результате чего человек оказался прикован к постели. Большинство родных в этой ситуации совершенно не знают, что делать и куда бежать, — говорит Райт Куузе. — Какие-то услуги оказывают в соцотделе по месту жительства, какие-то — в больнице, о каких-то нужно узнавать в Департаменте социального страхования”.

Это правда. Многие семьи констатируют, что зачастую они не знают, что на самом деле им положено. И о многих пособиях и услугах узнают от своих ”коллег” по несчастью, а не от социальных работников и чиновников, которые просто о них не говорят.

К тому же, сказала Кайа Ива, некоторые услуги социальной сферы и здравоохранения дублируют друг друга, и когда будет все централизованно, то сократятся и необоснованные расходы.

Идея хорошая, но подходит не всем

Ирина Куприянова в результате неудачной подготовки к ЭКО стала инвалидом. Уже много лет ее мама, Ольга Лопатина, не работает и круглосуточно ухаживает за дочерью.

”Конечно, я бы с удовольствием лучше бы ходила на работу, — говорит Ольга. — Но куда я ее отдам? Кому? Были случаи, когда даже после больницы, где врачи, ее приходилось долго лечить и приводить в порядок. За такими, как Ира, нужен специализированный уход. Она ест уже сама, но пить еще не умеет. И не говорит. И, боюсь, получится, как с маленьким ребенком в садике — неделю там, три недели лечится дома. Только у нее могут быть такие осложнения, которые и за три недели не вылечить…”

Ольга говорит, что это подойдет, скорее, тем, у кого одна рука или нога парализованы, но человек соображает и говорит.
Родственники Миланы Каштановой, пострадавшей от падения глыбы льда на голову, тоже пока не очень верят в то, что эти меры им помогут.
”Конечно, хорошо, что они о нас думают, однако, зная наши реалии, не думаю, что это будет работать, — говорит Вадим, отец Миланы. — Центров специализированных мало, квалифицированного персонала — раз-два и обчелся. У каждого человека — свои особенности. И их нужно знать досконально. У Миланы, например, одна рука сгибается, другая не сгибается. И были случаи, когда людям руки в подобных местах по уходу ломали. Так что инициатива хорошая, но верится в успех подобного начинания с трудом”.

Лучше бы, добавляет Вадим, дали бы больше бесплатных часов на реабилитацию. А то то, что дают на год, уходит за месяц-полтора, и потом уже приходится заниматься платно.

Только первый шаг

Однако 16 миллионов евро на 47 000 человек на четыре года — не мало ли это? Получается в среднем по 340 евро на каждого.

”Конечно, 16 миллионов — это мало. Но это лишь первый шаг, который покажет, сколько еще надо финансирования”, — заверяет Райт Куузе.

Оставьте комментарий