Анализ пенсионных фондов от Postimees: кто был успешен, а кто реально потерял деньги инвесторов?

Последние два месяца администраторы двух эстонских пенсионных фондов, LHV и Luminor, цапаются по поводу того, кто из них лучше. Пенсионным фондам Luminor исполнилось десять лет, при этом то у прогрессивного пенсионного фонда LHV оказывалась наивысшая производительность за десять лет, то опять у Luminor. Производительность пенсионного фонда “L” у LHV и производительность фонда “А” у Luminor за десять лет составляет около 6%, что является довольно хорошим результатом, пишет сегодня Postimees.

Однако репутация эстонских пенсионных фондов в целом весьма негативна. Регулярно выходящие рапорты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) годами свидетельствовали, что наши пенсионные фонды хуже фондов остальных членов организации, а также некоторых стран, не входящих в нее, изученных для сравнения. Из-за результатов рапорта некоторые политики и заинтересованные группы подняли вопрос, необходима ли вообще вторая пенсионная ступень.

Руководители фондов, оправдывая результаты, оказались весьма неубедительны. Указывалось на сомнительную методику ОЭСР, в последнее время отставание фондов от реальной производительности объясняли и нашей более быстрой по сравнению с развитыми странами инфляцией.

Факт, что, например, в 2015 году, когда в Эстонии была дефляция, наши пенсионные фонды действительно демонстрировали чуть лучшие результаты, и на основании средней реальной производительности входили в число середнячков по ОЭСР. Средняя реальная производительность эстонских пенсионных фондов составляла в том году 2,1, что давало 14-е место из 31 исследованной страны. По номинальной производительности эстонские пенсионные фонды были шестыми с конца. Например, средняя реальная производительность финских пенсионных фондов составляла 5,3%.

Кто потерял деньги инвесторов?

У эстонских пенсионных фондов очень разная стратегия и, как это обычно бывает со средними показателями, они не обязательно показывают что-то конкретное. Для пенсионного инвестора важен конкретный фонд, где он собирает или планирует собрать будущие пенсионные накопления – прибавится ли там денег или, наоборот, станет меньше, и будут ли накопления расти быстрее инфляции.

Postimees рассчитал реальную производительность второй ступени с момента ее создания. Результаты неудивительны, успешные фонды отчетливо отличались от остальных.

Во главе всех четырех инвестиционных стратегий находятся пенсионные фонды Luminor и LHV, фонды Swedbank и SEB явно им уступают. Особенно скверна ситуация с консервативными пенсионными фондами: руководители фондов двух банков реально потеряли деньги инвесторов. По данным пенсионного центра, у Консервативного фонда SEB и пенсионного фонда Swedbank K1 в сумме более 20 000 накопителей пенсионного имущества. При этом два фонда не достигли цели консервативных фондов, которая состоит в сохранении имущества.

Правда, по реальной производительности и среди консервативных, и среди агрессивных фондов больше беспокоят индексовые фонды Tuleva и других управляющих фондами, но, поскольку они действовали недолго, пока рано делать основательные выводы относительно их успешности. Пенсионное накопление – это все же долгосрочный процесс или даже долгосрочная инвестиция, в связи с чем производительность следует оценивать в течение долгого времени.

По словам члена правления SEB Varahaldus Свена Кунсинга, эстонская инфляция местами была очень высока, что характерно для развивающейся экономики, например, в 2008 году она составляла 10,4% в год.

“Если взять для сравнения инфляцию в еврозоне, то все пенсионные фонды SEB, в том числе консервативный, с начала этой деятельности в среднем превышали 0,47% в год, – пояснил Кунсинг. – Заглядывая вперед, есть причины предполагать, что наша инфляция понемногу приблизится к средней по еврозоне».

Производительность фондов, созданных в разное время, по словам главы инвестиционных фондов Swedbank Кристьяна Тамла, сложно сравнивать.

“В случае периодических инвестиций на производительность инвестиции пропорционально большее влияние оказывает производительность, достигнутая в более поздние годы. Поэтому истинная производительность регулярных пенсионных сбережений может значительно отличаться от изменений чистой стоимости фонда”, – пояснил Тамла.

“В случае крупнейших пенсионных фондов Swedbank самыми успешными были последние пять лет, где и в агрессивной и в прогрессивной категории наши фонды показали наивысшую производительность. Оценивая задним числом, к негативным моментам можно отнести слишком консервативные позиции во время восстановления рынков в 2009 год. Тогда было трудно поверить, что цены на финансовое имущество под влиянием печати денег восстановятся так быстро, – добавил он.

Важна не только производительность

По данным пенсионного центра, пятипроцентная производительность среди прогрессивных и агрессивных пенсионных фондов была наивысшей у фондов Swedbank К3 и К4, но преимущество перед соответствующими фондами Luminor было относительно невелико. Пятилетняя производительность пенсионного фонда LHV XL значительно уступала другим агрессивным фондам.

Кунсинг добавил, что 72% клиентов пенсионных фондов второй ступени SEB выбрали фонды, которые с начала деятельности опережали инфляцию. «Наши консультанты активно общаются с клиентами, которым выпал консервативный фонд, но для которых он может быть не оптимальным решением», – сказал специалист.

В то же время стоит подчеркнуть, что увеличение или уменьшение пенсионного имущества клиента зависит не только от производительности этого конкретного фонда, но и от времени начала накопления и изменений зарплаты с течением времени.

Оставьте комментарий